Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Настоящее время

Много, много лет назад я узнал от мудрых людей, что надо всегда жить в настоящем времени.
Потому что только настоящий момент принадлежит нам, только в нем мы себя осуществляем.
Труден путь в страну настоящего времени. Страхи, мечты, разочарования и сожаления, как сильный поток, увлекают нас то в будущее, то в прошлое.
И вот теперь я, кажется, получил в дар немного настоящего времени.
Прошлое - где-то далеко позади. Будущее, с его смутными надеждами и угрозами, - клубится над горизонтом.
Настоящее время - чистое и прозрачное. Им можно дышать, из него можно пить, как из родника.
Настоящее время - плотное. Его можно резать на куски и есть, как хлеб.
И хочется задержаться в нем подольше..

Он дожил. Он дождался.

Председатель правления ОАО "Роснано" Анатолий Чубайс прокомментировал законопроект о реформе РАН, который на этой неделе рассматривается в Госдуме.
По его словам, этот шаг - болезненная, но неизбежная мера. Он напомнил, что имущество РАН всегда было государственной собственностью. "Государство устроено так, что оно обязано делать неприятные вещи", в противном случае "болезнь проникает все глубже", заявил А.Чубайс.
Глава "Роснано" считает, что говорить о "рейдерском захвате РАН", как делают "отдельные академики", неуместно, поскольку РАН - это "собственность государства и никого другого". Именно поэтому, по мнению А.Чубайса, лишь государство вправе решать, как правильно ее использовать. "Я против приватизации Академии наук" - резюмировал он.

Как я догадываюсь, Анатолий Борисович хотел бы не этого, а другого.
Он предпочел бы увидеть секцию экономики ООН РАН в полном составе на виселице.
(Само собой, это желание взаимно.)
Однако не следует искушать богов необузданностью своих желаний.
То, что они ему дали сейчас, и так уже неслыханно много.

All else is gone

Невозможно в точности оценить влияние «Хижины дяди Тома» на политическую жизнь. Можно подсчитать количество проданных экземпляров, но нельзя – число людей, убеждения которых поменяла эта книга, или законов, принятие которых она вдохновила…
В более позднюю эпоху «Дядя Том» стал уничижительным эпитетом для чернокожего, относящегося к белому угнетателю с рабской покорностью. Частично это было вызвано повсеместными «Том-шоу», не сходившими со сцен многие годы и превращавшими роман в комедию или гротескную мелодраму. Однако подобострастный Том из этих постановок не имел ничего общего с Томом из книги Бичер-Стоу. Тот Том был одним из немногих истинных христиан в романе, призванном всколыхнуть эмоции набожной публики. И действительно, Том как бы символизировал Христа. Как Иисус, он переживал страдания от богопротивной светской власти. Как Иисус, он принял смерть за грехи человечества, чтобы спасти и свой народ, и своих притеснителей. Читатели Стоу, жившие в ту эпоху, понимали это послание гораздо лучше, чем наши современники.

Джеймс Макферсон, Боевой клич свободы. Гражданская война 1861–1865. Екатеринбург: ГОНЗО. 2012. 116–117.
(Классический труд по истории гражданской войны, Пулицеровская премия 1989 г.)

Уже надо объяснять.
Но еще можно объяснить.
Наверное, для людей, чье знание об аболиционистах почерпнуто из фильмов вроде «Линкольн» Спилберга, многие исторические тексты, как, например, стихотворение Уиттьера 1850 г. «Ихавод», должны звучать бессмыслицей.
Но можно почитать комментарий, как и комментарии к Вергилию или Гомеру.
(Там только не сказано, что компромисс 1850, за который выступил Уэбстер, включал в себя главный раздражитель для северян – закон о выдаче беглых рабов из свободных штатов.)

Глупые мечтания

Дискуссия о многоязычии у mitriusтут и тут напомнила мне о моей наивной мечте - что в результате технического прогресса изобретут "таблетки Меццофанти", по приеме которых люди будут сохранять детскую лингвистическую гениальность, изучение языков перестанет быть для взрослых людей пыткой, и каждый желающий сможет стать носителем любого числа их.
Может быть, на момент изобретения "таблеток" останется на Земле еще хотя бы 1000 языков.
Мне повезло: я в жизни встречал нескольких фантастических полиглотов (в том числе покойного Стивена Вурма и iad'а), и интуитивное ощущение - может быть, ложное, - у меня при этом было то, что, в отличие от творческой гениальности, такими "должны были быть все", но из-за какой-то ошибки (в геноме у большинства людей?.. в особенностях большинства культур?..) не становятся.
Помню удивление и зависть, которые я испытал лет 20 назад, познакомившись с одной малокультурной и совсем не книжной девушкой, не знавшей даже слова "полиглот" (как и многого другого), которая с молниеносной быстротой выучивала языки, причем носители принимали ее за свою (так же, как нам трудно поверить, что, например, Вурм или iad не прожили всю жизнь в России).

О либеральном консерватизме

В 1990-е гг. некоторые знакомые мне люди стали называть себя «либеральными консерваторами». Их общественный идеал был довольно расплывчат, но более или менее соответствовал исторической реальности развитых стран Западной Европы и США между второй мировой войной и концом 1960-х: парламентская демократия в форме республики или конституционной монархии, рыночная экономика, права человека, государство и церковь разделены, – но при этом традиционная религия не ставится под сомнение как источник морали, ценностей, чтимых символов и приличий. Религия откровенно рассматривается как незаменимое средство поддержания полицейского порядка и палладиум социального мира – уже основоположники либерального консерватизма высказывались по этому поводу вполне цинично (il faudrait l’inventer у Вольтера или the source of social comfort у Бёрка).
Таким образом, идеал либеральных консерваторов – это Запад, но еще с остатками аскетической дисциплины, восходящей к рыцарским или монашеским кодексам, или хотя бы лицемерной имитации ее («последней данью добродетели»), с осторожными социальными реформами, без сексуальной революции, «современного искусства», влиятельного феминизма, гей-парадов и массовой иммиграции африканцев и азиатов.
Очень быстро выяснилось, что данный идеал (близкий к проекту Солженицына) в нашем отечестве в смысле политических перспектив безнадежен. Тем не менее некоторые публицисты – в основном церковно верующие христиане, – до сих пор отстаивают нормы Золотого Века.
Буквально только что Е.П. Чудинова точно обозначила место и время:
Золотое сечение социальной западноевропейской жизни – пятидесятые годы прошлого века. Это было нормальное общество. Кто не хотел верить – тот и не верил, но необходимости церковной роли в обществе не оспаривал. Люди были терпимы, но хорошо помнили, откуда есть пошли. И не было сексуальных революций, вала разводов, наркомании как массового явления.
Для Западной Европы это прекрасное вчера. Для нас могло бы стать прекрасным завтра, но дело пока идет не к тому.

Я так и думал, что с точки зрения автора «Мечети Парижской Богоматери» мир достиг совершенства в тот краткий миг, когда женщины получили свободный доступ к высшему образованию, но II Ватиканский собор еще не успели созвать. Не раньше и не позже.
Самое удивительное для меня то, чтоCollapse )

Блоггер

Всё своё «образование» Гейден и ему подобные принесли на алтарь служения помещичьим интересам. Для действительного демократа, а не для «порядочного» хама из русских радикальных салонов, это могло бы послужить великолепной темой для публициста, показывающего проституирование образования в современном обществе. Для господ Гейденов образование – лёгонький лак, дрессировка, «натасканность» в джентльменских формах обделывания самых грубых и самых грязных политических гешефтов… Он сам не участвовал в порке и истязании крестьян с Луженовскими и Филоновыми. Он не ездил в карательные экспедиции вместе с Ренненкампфами и Меллерами-Закомельскими. Он не расстреливал Москвы вместе с Дубасовым. Он был настолько гуманен, что воздерживался от подобных подвигов, предоставляя подобным героям всероссийской «конюшни» «распоряжаться»… «Редкий и счастливый удел» Дубасовых поддерживать, плодами дубасовских расправ пользоваться и за Дубасовых не быть ответственным.

Нет, в ЖЖ он бы потерялся, "тысячником" бы не стал.
Ненависти достаточно, но стиль корявый. Что в гимназии учил, помнит, но сам так не умеет.
Музыкальная глухота: видно, что пытается наладить ритм и структуру, но они разваливаются у него.

Small Clause, для лингвистов


C митинга в Краснодаре.
Девушки хотят Путина?
Тогда почему приложение "президента" стоит справа, а не слева?
Они хотят Путина в президенты? ("параметрическая диатеза" по Падучевой)
А разве так можно без предлога?
Я думал, что Small Clause типа англ. We elected [John president] в русском языке нет.
UPD: это, может быть, влияние разговорной речи, где Small Clauses (?) с двумя винительными падежами (без предлога "в") встречаются: "Мне начислили зарплату двадцать тысяч рублей", "Он получил подарок швейцарские часы", "Нам назначили директора Иванова" вм. "директором Иванова" или "в директоры Иванова" и т.п.
Да и "мы стали более лучше одеваться" у Светы из Иваново - это, наверное, не просторечие, а разговорная речь, которая, конечно, звучит смешно в официальной ситуации. Правда, я не уверен, что компаратив "более красивее" часто встречается в разговорной речи у носителей литературного языка.

Бессилие пропаганды

Наблюдая массовый интерес к привозимым и перевозимым святыням - "благодатному огню с Гроба Господня", "честной главе св. Луки", "мощам св. Матроны Московской", "деснице св. Спиридона Тримифунтского" и вот теперь - "поясу Богородицы", -  и читая сетования православных христиан во френдленте, что этот интерес должным образом не используется в миссионерских целях (вот жаль, дескать, что людям, собравшимся огромными толпами на поклонение, брошюрки не раздают, а раздали бы - так они бы и на богослужение пришли...), я вот о чем думаю: каким же все-таки сокрушительным провалом закончились 70 лет агрессивной проповеди атеизма и сциентизма, какие колоссальные средства и усилия были потрачены на то, чтобы убедить людей прекратить верить во всё сверхъестественное - и впустую.
Какой наглядный урок всем тем, кто верит во всемогущество пропаганды, индоктринации и манипуляции. И в окончательность, непоправимость их результатов (айтматовский миф о "манкурте").
Урок, который, конечно, не будет усвоен.
Хотя радоваться в данном случае нечему. Суеверие - признак архаического человека, который не способен ничего изменить и только приспосабливается к обстоятельствам. Посткоммунистическая Россия во многих отношениях приобретает черты "белой Африки", и в этом тоже.