?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Мудрость Митрича

Оригинал взят у smitrich в КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ВЧЕРАШНИХ ПЕРЕГОВОРОВ В МИНСКЕ
"Могильщик закрыл на мгновение глаза, а потом начал говорить. Говорил он тихим, навевающим тоску голосом:Read more...Collapse )

Марио Пьюзо "Крестный отец"
Неужели Саакашвили и его партия на полном серьезе хотят превратить Грузию в современную европейскую страну, невзирая на неизбежное неодобрение многих сограждан? После прочтения вот этой заметки в "Коммерсанте" приходится верить.
До сих пор я думал, что это очередной вариант "догоняющего развития", т.е. проще говоря, попытка создать современную армию с прилагающейся инфраструктурой, включая реформу образования, эффективную бюрократию и т.д.
Получается, что не только.
Обратите внимание на высказывание не последнего человека в Грузии великого режиссера Роберта Стуруа (если журналисты не переврали, конечно) "Неудивительно, что Саакашвили к Грузии равнодушен. Ведь он еврей армянин, а не грузин".
Тот факт, что интеллигенция с детским простодушием до сих пор так высказывается на публике, в событиях последних десятилетий многое объясняет .

Истинно Верующий

Человеку хочется быть великим, а он видит, как мал он; ему хочется быть счастливым, а видит, как он несчастлив; ему хочется быть совершенством, а сам он полон недостатков; ему хочется быть любимым и уважаемым всеми, а он своими недостатками вызывает к себе презрение и отвращение. Эта двойственность его положения порождает в нем страсти преступные и несправедливые по отношению к Другим: в нем нарождается жгучая ненависть к горькой для него правде.
Б. Паскаль. Мысли.
Этим эпиграфом открывается одна из великих и мрачных книг XX века – The True Believer Эрика Хоффера (1951), анализ психологии массовых движений. Оказывается, русский перевод есть в Сети – вот тут (via ksanfik), тут
и тут.
Хоффер считается классиком не-мейнстримной в 1950-е (т.е. не фрейдистской) психологии, но, по-моему, это произведение как-то уж совсем непохоже на научную работу. «Истинно Верующий» – это афористический философский текст, продолжающий традицию старых французов, – Монтеня, Паскаля, Лабрюйера.
А некоторые пассажи сразу напоминают Бердяева. Вот, например: Read more...Collapse )
Нельзя не увидеть, что с 1951 Истинно Верующий сдал позиции, верить всерьез стало неприлично, постмодернизм упразднил различие между истиной и заблуждением.
Конечно, западному миру Истинно Верующий сильно надоел. Понять это можно, если вспомнить, сколько времени Европа (включая Россию) была площадкой для художеств Истинно Верующего и сколько тут начудесили фанатики разнообразных доктрин, – особенно с середины XVI до середины XX в.
И странно даже, что в благоустроенных обществах Истинно Верующего так поздно посадили на цепь.
А сегодня — иные почитатели Хоффера, как, например, философ Б.М. Парамонов, думают и надеются, что массовый Потребитель — модель Человека Удовлетворенного (© А. и Б. Стругацкие), — своим гедонизмом, всеядностью и равнодушием окончательно победит и похоронит Истинно Верующего.
Кто кого похоронит, не знаю, но пока оба живы и предстают во всей красе.
И смешно, и жутко видеть, насколько Хоффер прав, когда говорит, что описанный им психологический тип повсюду одинаков, — фашист и левак, пламенный государственник и пламенный освободитель, homo religiosus и антиклерикал. Правда, времена массовых движений, кажется, прошли, – отсюда фрустрация и отчаяние, которые мы наблюдаем сегодня у Истинно Верующих всех толков.
Кажется, что новая модель Человека Удовлетворенного разработана и запущена в массовое производство с учетом проницательной критики Хоффера. Хоффер указал, что в основе массовых движений лежит отказ неудачника принять свою несостоятельность, ненависть к слабости – собственной и чужой, жажда потерявшегося одиночки примкнуть к «священному делу», избавиться от страха и чувства вины. «Массовое движение, – пишет Хоффер, – привлекает не тех, кто хочет продвинуть свое нежно любимое "я", а тех, кто старается освободиться от своего нежеланного "я"».
Подобно Великому Инквизитору у Достоевского, Хоффер (не прямо, но достаточно прозрачно) упрекает христианство в том, что оно сделало людей несчастными: дало им узнать такую правду о себе, которую они не в силах принять, и предложило идеал, которому массовый человек не хочет и не может соответствовать. В результате само же христианство, став господствующей религией, было вынуждено применить рецепт счастья, выписанный Великим Инквизитором, – заменить свободу наркозом массового движения, которое не погнушалось ни государственным принуждением, ни пропагандой.
Выход однако ж найден, выход, который бы, наверное, показался Хофферу неосуществимым, – создание нового массового человека, такого, который бы не заморачивался идеалами и требованиями патриархального общества. Человек Удовлетворенный не нуждается ни в какой Истинной Вере, ибо жизнерадостно, как Фальстаф, принимает себя целиком. Катехизис толстого рыцаря (“Генрих IV”, I, акт 5) выпускает измученных на свободу. Презирать себя не надо. Честь и бесчестье, порок и добродетель, верность и предательство, целомудрие и разврат, – это «воздух (Air!)». Слова, выдуманные властолюбцами для манипуляции и контроля.

Махмуд, зажигай