Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Из письма к коллеге

"Я понял, что мне так напоминают нынешние требования Рособрнадзора к аккредитации университетов – минималистскую модель Хомского, только без привычных интерфейсов. Документы размножаются в соответствии с Merge, роль неинтерпретируемых признаков играют компетенции. Заметьте, что они, как и положено неинтерпретируемым признакам, обладают мнимой семантикой, а в действительности нужны только для того, чтобы запустить механизм порождения документов.
Те 608 документов, которые я должен подготовить по направлению бакалавриата "Фундаментальная и прикладная лингвистика", образуются проецированием признаков вершин, т.е. строк в учебном плане или справки о кадровом обеспечении. Признаки-компетенции в ходе деривации должны быть погашены или, как выражаются университетские администраторы, "прикрыты". Вершин два типа: преподаватель и дисциплина (resp. лексическая и функциональная), каждая из них представляет собой признаковую матрицу. Все тут у нас в бешенстве оттого, что ФОСы (фонды оценочных средств) надо зачем-то копировать из РПД (рабочих программ дисциплин) и прилагать к ним отдельным файлом, причем внутри РПД они сохраняются в том же виде. Любой студент, даже поверхностно знакомый с учебниками Carnie или Adger'а, или Haegeman, увидит, что надо не возмущаться, а восхищаться, потому что это Internal Merge. Причем особая гениальность Хомского в том, что его теория предсказывает сохранение обеих копий – нет фонологического компонента и артикуляторно-перцептивного интерфейса (никому в здравом уме не придет в голову эти документы зачитывать или распечатывать), который мог бы обрабатывать только одну копию, игнорируя остальные. Да, копирование – именно то, что увидел Хомский за всеми традиционными "инверсиями", "выносами" и "разрывами"... Нет и концептуально-интеллектуального интерфейса, который бы обеспечивал связь системы, создающей множество документов, с мышлением, а через него с реальностью, поэтому нет и интерпретируемых признаков! Три полных комплекта документов, которые я должен подготовить в соответствии с тремя мало отличающимися учебными планами, – это, конечно, асимметрическая цепь. Система имеет единственный интерфейс – группу экспертов Рособрнадзора, которая, изучив документы, оценивает результат порождения – он, по Хомскому, либо "сходится" (converges), и тогда университет получает аккредитацию, либо "обламывается" (crashes), и тогда он ее не получает.
Итак, Хомский оказывается прав во всём, кроме одного – что языковая способность нужна человеку для решения одной-единственной задачи овладения родным языком в детстве. Явно же это не так. Способность к грамматике проявляется в стратегических играх на расчерченной доске (типа шахмат и шашек). А в данном случае эту способность включили чиновники Рособрнадзора (возможно, с участием Минобрнауки) для создания системы аккредитации университетов. Функционализм отныне окончательно опровергнут, ибо система не функциональна – думаю, с этим спорить не будут даже они сами".

Как я познакомился с Кибриком

Поздней осенью или зимой 1975 г. нас, первокурсников ОСиПЛа (отделения структурной и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ), взбудоражила новость – Кибрик приглашает на разговор желающих ехать в экспедицию с нашего курса!
Середина 1970-х гг. – пик экспедиционной деятельности. Летом 1973 г. Кибрик взял в Дагестан около 20 лучших студентов, и почти 30 – летом 1974. ОСиПЛ бурлит от впечатлений. Слова «Тинди», «абруптив», «годекан», «Хлют», «Самур», «лакцы», «даргинский язык», «чамалинцы», «эргативность» звучат как музыка.
На меня ажиотаж не действует. Я не собираюсь ездить в экспедиции. Какие горы? Я не спортивен, у меня лишний вес и плохой вестибулярный аппарат, мне всю жизнь требуется некоторое усилие, чтобы удержать равновесие даже на лестнице. Я знал про себя, что путешествий не люблю, общаться с людьми не умею, в компании мне некомфортно, и к коллективной работе, скорее всего, я не способен.
И если бы я не поехал тогда, у меня ко второму курсу определились бы другие интересы, и я бы не принимал участия в экспедициях. Но очень сомнительно, что без тяжелой встряски, которую я получил от Кибрика, из меня бы вышло что-то путное.
И тут, in the fullness of time, – как пишет Диккенс, цитируя King James’ Bible, когда готовится сообщить читателю о решающем повороте сюжета, – курс на разрядку международной напряженности, проводимый неутомимым борцом за мир т. Л.И. Брежневым, привел к долгожданному, хотя и временному, потеплению отношений между СССР и США, и в результате означенного потепления

Collapse )

(Окончание следует)

Блоггер

Всё своё «образование» Гейден и ему подобные принесли на алтарь служения помещичьим интересам. Для действительного демократа, а не для «порядочного» хама из русских радикальных салонов, это могло бы послужить великолепной темой для публициста, показывающего проституирование образования в современном обществе. Для господ Гейденов образование – лёгонький лак, дрессировка, «натасканность» в джентльменских формах обделывания самых грубых и самых грязных политических гешефтов… Он сам не участвовал в порке и истязании крестьян с Луженовскими и Филоновыми. Он не ездил в карательные экспедиции вместе с Ренненкампфами и Меллерами-Закомельскими. Он не расстреливал Москвы вместе с Дубасовым. Он был настолько гуманен, что воздерживался от подобных подвигов, предоставляя подобным героям всероссийской «конюшни» «распоряжаться»… «Редкий и счастливый удел» Дубасовых поддерживать, плодами дубасовских расправ пользоваться и за Дубасовых не быть ответственным.

Нет, в ЖЖ он бы потерялся, "тысячником" бы не стал.
Ненависти достаточно, но стиль корявый. Что в гимназии учил, помнит, но сам так не умеет.
Музыкальная глухота: видно, что пытается наладить ритм и структуру, но они разваливаются у него.

«Дайте мегрелу песок — он из него сварит гоми»

В 1980 г. я пытался поступить в аспирантуру Института востоковедения. Всех поступающих аспирантов направили в обязательном порядке слушать установочную лекцию. Я ждал обычную в те времена смесь усыпительного с рвотным — и ошибся. Лекцию читал неортодоксальный марксист Нодар Симония, которого поддерживал и отчасти прикрывал от доносов и проработок тогдашний директор ИВАНа Примаков. Бóльшую часть лекции Симония на материале истории и политики стран Востока темпераментно излагал введение к своей теории. Она не произвела на меня большого впечатления, — может быть, по недостатку знаний. Но вступление к лекции было потрясающим. Симония сказал так (за дословную точность не ручаюсь):
— Я рад видеть много молодых умных лиц, я знаю, вы все горите желанием внести вклад в науку. Но, ребята, поймите одну простую вещь. Вам никогда не угнаться за западными востоковедами. Подготовка аспиранта в западном университете предполагает три года проживания в стране изучаемого языка. Вы понимаете, что вам это не светит. У нас даже многие ведущие специалисты ни разу в жизни не побывали в изучаемой ими стране. Кроме того, в наших библиотеках нет всей необходимой научной литературы ни по одной теме ни по одной из востоковедческих специальностей. У вас есть одно, только одно преимущество перед западными коллегами — это методология. У них нет марксизма, а у вас есть. Вот на это свое преимущество вы и упирайте.

Прошло больше тридцати лет, давно можно ездить за границу, доступ к информации свободный (правда, с научной информацией беда, но уже не катастрофа, как в те годы).
А между тем потребность в компенсирующей идеологии, которая бы анестезировала боль от унижения, не уменьшилась. Она увеличилась наглядно.

Киалала

В сериале "Школа" сегодня был диалог на настоящем аварском языке. Похвальное желание авторов добиться аутентичности (а не как в фильме "Кавказский пленник", где вейнахи говорят по-грузински). Перевели-то им на настоящий аварский язык, без ошибок, актеры, используя профессиональные навыки, изображают кавказцев, вот только произношению их не научили. Например, слово кIалъала "поговорю" ([kaλala] с абруптивным k и шумным латералом) актер, играющий родственника Тимура, произносит "киалала".  Аварцы-телезрители (а их 600 тыс.), наверное, смеялись.

Рыбий Глаз и Повелитель Мух

presviter_ds интересно о православии в школе.
Автор рассматривает разные варианты - чем в наших условиях может стать "преподавание православия".
Но я бы на его месте начал с другого - сформулировал бы набор возможных целей (на всякий случай: все, что ниже идет без ссылок на presviter_ds - мои собственные суждения).
Цель первая. Индоктринация школьников в духе средних веков или дореволюционного "закона Божьего". Обучение религии как сложившейся за века целостной ригидной системе богословских, юридических и политических взглядов, религии, встроенной в годичный круг, контролирующей все стороны жизни человека и "освящающей" их. Люди, по существу далекие от христианства, удерживаются в этой системе силой общественного авторитета, но также и с помощью "мирских" инструментов - принуждения, подкупа и пропаганды. Основное требование к человеку - быть послушным, не бунтовать против светских и духовных властей, делать все, что положено, демонстрировать хотя бы формальную, ритуальную лояльность, открыто не безобразничать, а мнения, расходящиеся с мнениями религиозной общины и признанных ей авторитетов, держать при себе.
По-видимому, с точки зрения большинства ревнителей проекта ОПК, именно это - идеал, и надо стремиться приблизиться к нему настолько, насколько это еще возможно в эпоху "всеобщей апостасии".
Цель вторая, очень расплывчатая. Воспитание "духовности" - внедрение в школьников хоть каких-то религиозных и нравственных норм, обуздывающих инстинкты и пробуждающих интерес к чему-то более достойному человека, чем деньги, развлечения, секс, наркотики и телевизор. О. Димитрий справедливо замечает, что это окажется, независимо от того, что напечатают в учебнике, именно та форма "духовности", которой симпатизирует учитель.
Цель третья - цель нынешней власти: школа прививает основы культуры, воспитывает патриотизм, умеренное антизападничество, национальную солидарность, идеалы религиозного и классового мира, элементарные запреты и ограничения (чтобы не слишком пили и воровали) и противодействует всему "неадекватному", т.е. радикальным с т.з. власти умонастроениям, религиозным в том числе . У власти есть сомнения (обоснованные), что церковные деятели смогут реально помочь в деле такого воспитания.
Цель четвертая. Свидетельство веры. Это никогда и нигде не было и не может быть частью школьной - или какой-либо еще - системы.
Цель пятая. Минимум знаний о православии, необходимый всякому культурному человеку, живущему в России, надежная, отсеянная информация, свободная от церковных и антицерковных мифов. Как пишет presviter_ds, вполне светский взгляд на православие, светский, при этом не поверхностный, а расположенный понять внутреннюю логику православия.
Это было бы хорошо. Но в наших условиях "культурологическая" информация почти неизбежно сводится к этнографии, куличам и яйцам, "нашим традициям", жлобскому государственничеству, "русской доктрине", "благодатному огню" и т.п. вещам.
А настоящий динамит - апостольскую керигму под видом подштанников культурных ценностей все равно не провезешь – таможня не пустит. Это точно не нужно ни государству, ни родителям, ни патриотам, ни либералам.
Да, дети из этнических меньшинств, подавляя скуку, будут послушно отсиживать уроки "своей" культуры и религии, повинуясь элементарному инстинкту: меньшинству лучше держаться вместе.
А дети из "православного" большинства?..
Я слышал, что, например, в Италии среди католиков мало желающих преподавать религию в светской школе, потому что престиж этих уроков низкий. Любимое развлечение подростков – азартно объяснять учителю, что христианство во многом ошибается, а секс – никакой не грех и вообще здорово.
Вспоминается эпизод из "Кондуита и Швамбрании" Льва Кассиля. Collapse )

Государь батюшка анпиратор Петр Федорович

На весьма полезном сайте-библиотеке Я.Г. Кротова в именном указателе при фамилии указывается род занятий — «философ», «богослов», «публицист», «историк», «литератор» и т.д. Обычно эта характеристика берется из нейтрального общепринятого набора. Обычно, но не всегда. Иной раз тезка приходит в неистовство и с размаху припечатывает этикетки, суть которых сводится к тому, что данное лицо — самозванец:

Архангельский А. — пропагандист.
Ваксберг А. — милитарист.
Дворкин А. — сектофоб.
Легойда В. — правосл. активист.
Соколов, Максим — черносотенный пропагандист.
Соколов-Митрич Д. — черносотенный пропагандист «Известий».
Солженицын А. — учитель. [имеется в виду, конечно, «школьный учитель» — ЯТ]
Шмелев В. — политикан.
Штейнзальц А. — антизападник.
Шульгин В. — антисемит.

В.И. Ленин (он там тоже есть, но его специальность не указана) называл это «срыванием всех и всяческих масок».