Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Из письма к коллеге

"Я понял, что мне так напоминают нынешние требования Рособрнадзора к аккредитации университетов – минималистскую модель Хомского, только без привычных интерфейсов. Документы размножаются в соответствии с Merge, роль неинтерпретируемых признаков играют компетенции. Заметьте, что они, как и положено неинтерпретируемым признакам, обладают мнимой семантикой, а в действительности нужны только для того, чтобы запустить механизм порождения документов.
Те 608 документов, которые я должен подготовить по направлению бакалавриата "Фундаментальная и прикладная лингвистика", образуются проецированием признаков вершин, т.е. строк в учебном плане или справки о кадровом обеспечении. Признаки-компетенции в ходе деривации должны быть погашены или, как выражаются университетские администраторы, "прикрыты". Вершин два типа: преподаватель и дисциплина (resp. лексическая и функциональная), каждая из них представляет собой признаковую матрицу. Все тут у нас в бешенстве оттого, что ФОСы (фонды оценочных средств) надо зачем-то копировать из РПД (рабочих программ дисциплин) и прилагать к ним отдельным файлом, причем внутри РПД они сохраняются в том же виде. Любой студент, даже поверхностно знакомый с учебниками Carnie или Adger'а, или Haegeman, увидит, что надо не возмущаться, а восхищаться, потому что это Internal Merge. Причем особая гениальность Хомского в том, что его теория предсказывает сохранение обеих копий – нет фонологического компонента и артикуляторно-перцептивного интерфейса (никому в здравом уме не придет в голову эти документы зачитывать или распечатывать), который мог бы обрабатывать только одну копию, игнорируя остальные. Да, копирование – именно то, что увидел Хомский за всеми традиционными "инверсиями", "выносами" и "разрывами"... Нет и концептуально-интеллектуального интерфейса, который бы обеспечивал связь системы, создающей множество документов, с мышлением, а через него с реальностью, поэтому нет и интерпретируемых признаков! Три полных комплекта документов, которые я должен подготовить в соответствии с тремя мало отличающимися учебными планами, – это, конечно, асимметрическая цепь. Система имеет единственный интерфейс – группу экспертов Рособрнадзора, которая, изучив документы, оценивает результат порождения – он, по Хомскому, либо "сходится" (converges), и тогда университет получает аккредитацию, либо "обламывается" (crashes), и тогда он ее не получает.
Итак, Хомский оказывается прав во всём, кроме одного – что языковая способность нужна человеку для решения одной-единственной задачи овладения родным языком в детстве. Явно же это не так. Способность к грамматике проявляется в стратегических играх на расчерченной доске (типа шахмат и шашек). А в данном случае эту способность включили чиновники Рособрнадзора (возможно, с участием Минобрнауки) для создания системы аккредитации университетов. Функционализм отныне окончательно опровергнут, ибо система не функциональна – думаю, с этим спорить не будут даже они сами".

Лингвогеографическое

Повальное распространение среди граждан 35 лет и моложе слова-паразита (по научному - "маркера хезитации") "короче" - это явление сейчас охватило все части "русского мира"? Или не все?.. Или чума свирепствует только в Москве?

Хомский, из статьи "Язык и мозг"

"Важно признать, что картезианский дуализм [разграничение ментальных и природных феноменов у Декарта - ЯТ] был разумным научным тезисом, но этот тезис исчез три века назад. С тех пор проблемы сознания - тела нет и дебатировать не о чем. Тезис исчез не из-за недостатков картезианской концепции сознания, а оттого, а оттого, что с крушением механистической философии Ньютоном [так у переводчика, в оригинале Newton's demolition of the mechanical philosophy - ЯТ] рассыпалась концепция тела. Сегодня обычное дело высмеивать "заблуждение Декарта", состоявшее в постулировании разума, этот его "дух в машине". Но это неверное понимание того, что произошло: Ньютон изгнал машину; дух остался невредимым [Newton exorcised the machine; the ghost remained intact - ЯТ]".
Хомский Н. О природе и языке. М.: КомКнига 2005, 106-107.

Он дожил. Он дождался.

Председатель правления ОАО "Роснано" Анатолий Чубайс прокомментировал законопроект о реформе РАН, который на этой неделе рассматривается в Госдуме.
По его словам, этот шаг - болезненная, но неизбежная мера. Он напомнил, что имущество РАН всегда было государственной собственностью. "Государство устроено так, что оно обязано делать неприятные вещи", в противном случае "болезнь проникает все глубже", заявил А.Чубайс.
Глава "Роснано" считает, что говорить о "рейдерском захвате РАН", как делают "отдельные академики", неуместно, поскольку РАН - это "собственность государства и никого другого". Именно поэтому, по мнению А.Чубайса, лишь государство вправе решать, как правильно ее использовать. "Я против приватизации Академии наук" - резюмировал он.

Как я догадываюсь, Анатолий Борисович хотел бы не этого, а другого.
Он предпочел бы увидеть секцию экономики ООН РАН в полном составе на виселице.
(Само собой, это желание взаимно.)
Однако не следует искушать богов необузданностью своих желаний.
То, что они ему дали сейчас, и так уже неслыханно много.

Вообще, Паниковский, вы одеты с вызывающей роскошью

«Дайте мегрелу песок — он из него сварит гоми»

В 1980 г. я пытался поступить в аспирантуру Института востоковедения. Всех поступающих аспирантов направили в обязательном порядке слушать установочную лекцию. Я ждал обычную в те времена смесь усыпительного с рвотным — и ошибся. Лекцию читал неортодоксальный марксист Нодар Симония, которого поддерживал и отчасти прикрывал от доносов и проработок тогдашний директор ИВАНа Примаков. Бóльшую часть лекции Симония на материале истории и политики стран Востока темпераментно излагал введение к своей теории. Она не произвела на меня большого впечатления, — может быть, по недостатку знаний. Но вступление к лекции было потрясающим. Симония сказал так (за дословную точность не ручаюсь):
— Я рад видеть много молодых умных лиц, я знаю, вы все горите желанием внести вклад в науку. Но, ребята, поймите одну простую вещь. Вам никогда не угнаться за западными востоковедами. Подготовка аспиранта в западном университете предполагает три года проживания в стране изучаемого языка. Вы понимаете, что вам это не светит. У нас даже многие ведущие специалисты ни разу в жизни не побывали в изучаемой ими стране. Кроме того, в наших библиотеках нет всей необходимой научной литературы ни по одной теме ни по одной из востоковедческих специальностей. У вас есть одно, только одно преимущество перед западными коллегами — это методология. У них нет марксизма, а у вас есть. Вот на это свое преимущество вы и упирайте.

Прошло больше тридцати лет, давно можно ездить за границу, доступ к информации свободный (правда, с научной информацией беда, но уже не катастрофа, как в те годы).
А между тем потребность в компенсирующей идеологии, которая бы анестезировала боль от унижения, не уменьшилась. Она увеличилась наглядно.

Новые правила ВАКа и "Роковые яйца"

ВАК пытается безумными бюрократическими методами замедлить процесс воспроизводства российских "ученых" в геометрической прогрессии: новые кандидаты - новые доктора - новые ученые советы - новые кандидаты... и т.д.
Процесс между тем вышел из-под контроля, можно уже, наверное, вычислить, к какому сроку большинство граждан страны станут кандидатами, а к какому - докторами наук.
Отчаянная борьба ВАКа напоминает мне безнадежные попытки отразить нашествие гадов в "Роковых яйцах" Булгакова.

И эта орфография хорошая

Особая (мор)фонология и орфография романских заимствований в английском - любопытная тема, и юмор при этом многослойный: мало того, что moral и morale, local и locale, final и finale, regal и regale значат разное и по-разному произносятся, но и в том, что фонетическое различие одинаково только у первых двух пар.
Причина, вероятно, в том, что первые две пары - обычные старые заимствования из французского, а finale с конечным [- ı] взято из итальянского, причем очень поздно, в XVIII в., и сначала как музыкальный термин, и только потом стало употребляться в переносном значении.
Хотя и в заимствованиях из французского конечное -é передавалось как безударное [- ı], например, society.