Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

В свое время я залез в оказавший огромное влияние на немецкую культуру классический перевод Шекспира Шлегеля и Тика (беда с этими генитивами при номинализациях :-( ), чтобы проверить гипотезу, не списал ли отчасти Вагнер злодеев в «Лоэнгрине» с четы Макбетов. Похоже, так и есть.
Много лет я думал, что сцена Тельрамунда и Ортруд в начале 2 акта – величайший хоррор в оперной литературе. Но, кажется, оригинал побивает подражание: от дуэта «шепотом» Fatal mia donna впечатление сильнее, как я убедился, слушая в среду «Макбета» в Мариинке (Сержан и Умеров).
Правда, Верди не стал соревноваться с Шекспиром в поэзии и драматургии, а написал музыку на довольно точный перевод.
Нуччи и Веррет:

But Bid the Strain Be Wild and Deep

Сегодня день рождения Джузеппе Верди. Его изгоняющая демонов Давидова лира (1 Цар 16:23) сопровождает меня всю жизнь.
Когда мне тяжело, я включаю не что-нибудь светлое и нежное из Моцарта или Гайдна, а наоборот – Il lacerato spirito из «Бокканегры».
Или еще лучше Si ridesti il leon из «Эрнани».
И становится легче дышать сразу, еще до вступления хора, с первой мрачной триолью валторны.

Про Руслана и Людмилу

Поглядел отрывки из "Руслана и Людмилы" в постановке Чернякова в Большом, вызвавшей взрыв брюзгливого негодования.
По-моему, третий акт (дворец Наины) поставлен прекрасно. Самая известная певица в ансамбле - Александрина Пендачанска (Горислава) в виде скромной восточной девушки в сапогах, черной куртке и клетчатой-аргайл юбке очень трогательна.
А четвертый акт, как раз тот, в котором у него на заднем плане голые бабы пробегают, мне не понравился (не только поэтому).
Вообще-то в "РиЛ" из всей русской классики - самая эротичная музыка. Критики этого то ли не знают, то ли не слышат.
Моцарт со своим аббатом да Понте - скромные авторы сравнительно.

О тишине

Лишний раз убедился в том, что для того, чтобы по-настоящему расслышать классическое музыкальное произведение, полезно перед этим дней пять не слушать музыки вообще.
Думаю, что если бы композиторы-классики знали, что их произведения любой профан при желании сможет слушать хоть круглые сутки и любой отрывок ­повторять сколько угодно раз подряд, они бы сочиняли музыку по-другому.

Два гренадера

В 1819 г. студент Боннского университета Генрих Гейне написал стихотворение «Гренадеры», которое потом положил на музыку Роберт Шуман. Его мрачный смысл почувствовали и Шуман, и позднее Мусоргский, давший в финале «Полководца» леденящую душу пародию на эту песню.
Второе пришествие – на боевом коне в грохоте пушек и сверкании мечей – чудотворца-императора воскрешает из мертвых его солдата, и тот Collapse )

И Быков не понял!

Песню "Время идет, хоть шути, не шути" Быков называет "безадресной молитвой" (с. 441). И тут же: поэт-де обращается "к неназванному адресату" (с. 442).
Меня вот всегда поражало, что никто (даже литературоведы!) не опознает адресата. Между тем он очевиден - смерть.

Фрейшиц, или Волшебный Стрелок

Слушаю "Der Freischütz" Вебера (Eugen Jochum, 1960, исполняют Seefried, Streich, Holm) и задаю себе вопрос, который меня всю жизнь занимает: почему, пока слушаешь музыку немецкоязычных классиков, все великие композиторы с другими родными языками кажутся талантливыми любителями?

Рассказ со слов пострадавшего

Ну, и еще одну байку из Каретникова, напоследок:
Эпиграф: "А в Союзе композиторов композиторы пишут друг на друга доносы на нотной бумаге" (Ильф, Записные книжки).
1952 год. По консерваторскому коридору идет студент (ныне достаточно известный композитор) и несет в руках две партитуры Стравинского. Эти партитуры видит другой студент (ныне очень известный композитор). Он немедленно бежит в партбюро и докладывает: "Там по коридору идет такой-то, и у него в руках ноты Стравинского!"
Подозреваемый немедленно изловлен, уличен в преступлении и только чудо спасает его от изгнания из консерватории.
В тот же день, по окончании занятий, пострадавший изловил доносителя во дворе консерватории, сунул его головой в сугроб на том месте, где ныне выситися порхающий (не по своей вине) П.И. Чайковский, и, нанося удары кулаками по вые и ногами по заду, приговаривал:
- Будешь доносить, сука?
И тот из сугроба вопил:
- Буду! Буду!
И не обманул!"
Там же, с. 24-25.