July 7th, 2012

Чешский подъем посессора (лингвистам)

Оказывается, "подъем посессора" с прямыми дополнениями в чешском заметно отличается:
 "Tak nám zabili Ferdinanda," řekla posluhovačka panu Švejkovi.
В классическом переводе Богатырева, естественно: "Убили, значит, Фердинанда-то нашего, - сказала Швейку его служанка".
В русском малефактивный посессор тут даже с "у" невозможен, не то что с дательным: можно с неотторжимой принадлежностью "у нас убили родственника", но не "*у нас убили Фердинанда".